Время нишевых проектов: два производства уникальных часов

Время нишевых проектов: два производства уникальных часов

Еще сравнительно недавно наручные и интерьерные часы были необходимы каждому – узнать точное время другим способом во многих ситуациях было просто невозможно. Сегодня у всех и почти всегда есть под рукой хотя бы один электронный гаджет с непременной функцией определения времени.

Классические часы перестали быть потребительским товаром. Они превратились в украшение или предмет роскоши. Эстетические качества выходят на первый план. Все это меняет рынок: со сцены сходит продукт эконом-сегмента и, наоборот, лицо рынка все больше начинают определять производители, сделавшие ставку на необычность или элитарность.
Два проекта часового производства такого типа – Мануфактура Константина Чайкина (основатели – К. Чайкин и Т. Саникидзе) и Past Indicator (основатель – В. Антонов).

Мануфактура Константина Чайкина

Предприятие Константина Чайкина ориентируется на производство сложных и нестандартных механических часов. За шесть лет полноценной работы бизнес обрел вполне четкие очертания, и его основатель охотно делится с прессой накопленным опытом.

До появления предприятия

Константин Юрьевич Чайкин по образованию радиотехник – он закончил известный петербургский электротехникум связи им. Э. Кренкеля. Первым собственным делом Константина стал небольшой бизнес по торговле недорогими часами, причем вид товара был выбран случайно – интерес к часовому делу возник у будущего мастера позднее. Идея создать собственные часы пришла в 2000 г. – покупатели часто возвращали сломавшиеся заводские изделия, и пришлось всерьез задуматься о качестве и надежности.
На первый часовой механизм Константин потратил 7 месяцев работы. Уже эти часы имели весьма сложную конструкцию – они были (впервые в России) оснащены турбийоном. Как мастер он с самого начала ставил перед собой самую высокую планку. Каждый новый механизм не повторял предыдущие, а становился шагом вперед. Первый свой патент (на часы, вычисляющие пасхальный цикл) Константин получил в 2005 г. К 2010 г. он был уже мастером, признанным на международном уровне.

Создание собственного предприятия

Частная практика превратилась в полноценное предприятие, когда Константин Чайкин нашел серьезного партнера – Тенгиза Саникидзе, соучредителя известного часового завода «Ника». Выходец из ювелирной отрасли Саникадзе увидел перспективу в расширении часового дела Чайкина. В 2011 г., с получением инвестиций, Константин перевел свою мастерскую в Москву, разместив ее в отдельном особняке в районе Нагатинский Затон.

Первоначально идея партнеров состояла в организации мелкосерийного производства. Этап активного инвестирования со стороны «Ники» продлился около трех лет, и за это время Мануфактура Константина Чайкина превратилась в предприятие с достаточно серьезной структурой, включая отделы маркетинга и продаж. В 2014 г. основатель компании озвучивал планы по выпуску 250 часов 15 различных моделей за год. Это был потолок производственной мощности мануфактуры: сам Чайкин признавал, что справиться с изготовлением более 10 часов в месяц его предприятию очень сложно.

Экономический кризис заставил поменять планы. В 2016 г. продажи очень серьезно упали, и предприятие закрыло год с серьезными убытками: выручка 2016 г. составила менее 10 млн. руб. по сравнению с 55 млн. в 2014 г. В 2017 – 2018 гг. ситуацию удалось выправить ценой серьезного изменения бизнес-концепции.

Учредителям стало ясно, что наибольших успехов мануфактура может добиться в своей естественной нише – производстве эксклюзивных часов по индивидуальным заказам. Предприятие продолжало наращивать пакет патентов и ноу-хау. Сейчас патентов у Константина Чайкина около 70; были моменты, когда в процессе регистрации находилось одновременно около 30 изобретений. Попытка же превращения эксклюзивной мастерской в «завод» себя пока не оправдала. Сейчас мануфактура Константина Чайкина для инвесторов из «Ники» ценна прежде всего как экспериментальная площадка, своего рода НИИ. В год производится порядка 20 часов. Бизнес окупает себя, и стремительного роста учредители от него не требуют.

Среди проблем, с которыми пришлось столкнуться мануфактуре в период становления, одной из самых серьезных была дороговизна качественных станков. Константин Чайкин описывает ситуацию так: в Германии компания, приобретая станок за 100 000$, получает от государства компенсацию в размере 40% от стоимости; в России при ввозе того же станка нужно будет заплатить таможенные пошлины на уровне 30%. В итоге оборудование, на которое немец потратит 60 000$, русскому обойдется в 130 000$. Проблему приходится решать, буквально импровизируя «на коленке». Некоторые единицы оборудования Константин Чайкин сумел приобрести еще в период индивидуальной работы: например, профессиональный токарный станок Bergeon он купил на аукционе при банкротстве одной из петербургских сервисных компаний за 50 тыс. руб. (цена у производителя – 18 тыс. швейцарских франков). Позднее некоторые станки проектировали и собирали сами сотрудники мануфактуры. Так удавалось сократить издержки на оборудование в несколько раз.

Аудитория и клиенты

Период, когда мануфактура Константина Чайкина надеялась на использование розничной сети бренда «Ника», сейчас остался позади. Покупатели Чайкина – индивидуальные заказчики, люди состоятельные (нередко – сверхбогатые). Основатель мануфактуры лично проводит переговоры с большинством клиентов. 70 – 80% всего российского рынка элитных часов сосредоточены в Москве.
Цена на часы Константина Чайкина начинается от 900 тыс. рублей. Но изделие, выполненное по индивидуальному заказу VIP-персоны, может стоить на порядок дороже. Многие часы покупают коллекционеры – а эти люди прекрасно разбираются в предмете и ищут в каждых новых часах изюминку.

Вполне понятно, что требовательность такого заказчика находится на высочайшем уровне. Уже поэтому мануфактура Чайкина не может позволить себе снижать себестоимость. Эксклюзивные часы могут включать более 700 деталей, их изготовление – занимать до 2 лет. Материалы и комплектующие тоже применяются самые качественные и дорогие. Кроме того, принципиальная позиция Константина Чайкина – не зарабатывать на сервисе: гарантия на любое его изделие – фактически пожизненная.
В традиционной для себя нише Константин Чайкин видит перспективу в выходе на рынки Европы и Америки, где есть сложившийся и достаточно многочисленный круг покупателей эксклюзивных часов.

Но и планы по выходу на более массовый рынок мануфактура не оставляет: прорабатывается возможность выпуска коллекции стоимостью порядка 20 тыс. руб. Константин Чайкин надеется, что именно в этом сегменте можно рассчитывать на получение себестоимости на уровне 15% от розничной цены – норма для успешных производителей часов эконом-сегмента.

Инвестиции

Вообще Константин Чайкин пришел в бизнес в 2000 г. с 3000 рублей. Но создание самой мануфактуры 10 лет спустя потребовало совершенно других сумм. Инвестор из «Ники» на первом этапе вложил в дело порядка 30 млн. руб., а общие расходы этапа инвестирования достигают 75 млн. руб.
На сегодняшний день эти средства еще далеко не окупились. Но проект задумывался, как игра «вдолгую», поэтому внештатной такую ситуацию назвать нельзя.

Значительная часть инвестиций ушла на приобретение оборудования. Еще больше денег поглотили оборотные средства: балансовая стоимость запасов предприятия (стр. 1210) держится на уровне примерно 30 млн. руб. Эти инвестиции можно считать эффективными. Сложнее оценить эффективность управленческих и коммерческих расходов, которые держались на весьма высоком уровне в годы становления предприятия. Поскольку выход на мелкосерийное производство в тот момент, по сути, так и не состоялся, маркетинг и реклама, возможно, не дали полноценной отдачи – такой, на какую рассчитывали учредители. Сейчас эти статьи расходов мануфактуры сведены к минимуму.

Коллектив

Костяк коллектива Мануфактуры Константина Чайкина состоит из петербуржцев – учеников Константина. Они собрались вокруг него еще во времена его индивидуальной работы и перебрались в Москву в 2011 г. Один из них – нынешний генеральный директор предприятия Сергей Тютрюмов, выпускник Морского Технического Университета по специальности «проектирование судов».
Отсутствие профильного образования и у ключевого сотрудника, и у основателя компании – не случайность, а общее правило. Тому, чем занимается мануфактура Константина Чайкина, в российских учебных заведениях просто не учат. Прийти на мануфактуру может, фактически, каждый желающий, но его профессиональные перспективы будут зависеть от готовности пройти длительное и сложное обучение – т. е. от преданности ремеслу – и от таланта. Изнутри устройство предприятия больше похоже на средневековую ремесленную гильдию с учениками, подмастерьями, мастерами и приором во главе. Сходство усиливается благодаря тому, что над каждым изделием работают 1 – 2 человека: разделения труда, характерное для всех современных производств, здесь почти нет.

В годы экспериментов с мелкосерийным производством персонал мануфактуры достигал 60 человек, далеко не все из которых были, собственно, часовщиками. Кризисный 2016 г. обрушил штат всего до 10 человек, после чего произошло постепенное восстановление: сейчас у Константина Чайкина трудятся около 20 сотрудников. Линейных менеджеров и разнорабочих среди них нет. На предприятие продолжают приходить новые люди: последние два ученика приняты в 2018 г.

Past Indicator

Проект Past Indicator – производство необычных часов из старых советских индикаторных ламп. В финансовом плане, по сравнению с большинством малых российских производств, он более чем успешен. Основатель бизнеса Вадим Антонов открыт для общения и не скрывает ни истории, ни финансовых показателей своего проекта.

До появления предприятия

Вадим Сергеевич Антонов закончил юрфак МГУ. Получив диплом, работал юристом сначала в Минфине, затем – в Объединенной Металлургической Компании (ОМК). Но, несмотря на идеальные для старта юридической карьеры должности, молодого человека они не устраивали – Вадим мечтал стать независимым предпринимателем.
Первая попытка заняться бизнесом (интернет-магазин детской одежды) оказалась не слишком удачной, хотя инвестиции удалось отбить. Пришлось вернуться на юридическую службу. Идея нового бизнеса пришла случайно, в феврале 2012 г.: на чердаке у дедушки (бывшего военного радиотехника) Вадим Антонов обнаружил коробку со странными лампами с цифрами (это были знаковые индикаторные неоновые лампы серии ИН). Он понял, что с помощью таких ламп можно изготовить интересные ретро-часы. Поиск в интернете показал, что в Европе и США подобные часы действительно производят.

Первые шаги в бизнесе

Изготовление первой партии из 10 часов заняло около 3 месяцев. Вадим Антонов привлек к работе двух специалистов (по радиоэлектронике и корпусам), найденных на одном из интернет-форумов. Изделия удалось продать за считанные дни – по себестоимости, исключительно с целью тестирования спроса. Тест ламповые часы прошли удачно, и 2012 – 2013 гг. Вадим Антонов посвятил доработке продукта, а самое главное – продвижению своих часов в социальных сетях и на форумах. В это время он еще продолжал работать юристом в ОМК, успевая при этом самостоятельно развозить заказы. Упаковкой часов занималась супруга Вадима, готовые часы и комплектующие хранились прямо в их городской квартире.

Перед новым 2014 годом произошел первый серьезный всплеск спроса, и Вадим решился полностью посвятить себя своему бизнесу: уволился с работы и зарегистрировал ИП. В 2014 г. у проекта появился первый сайт и арендованные производственные и складские площади (аренда мастерской – всего 23 тыс. руб. в месяц, очень немного по московским меркам). Выручка составила 2,9 млн. руб. Дальнейший рост был стремительным: 2015 г. – 7,7 млн. руб., 2016 г. – 14 млн. руб., 2017 г. – 20,6 млн. руб. В 2018 г. среднемесячная выручка превысила 1,8 млн. руб., а объемы производства – 50 часов.

Аудитория и клиенты

Одна из интересных особенностей бизнеса Вадима Антонова – ориентация на западный рынок сбыта, сложившаяся у предпринимателя уже при старте проекта. Именно поэтому появилось англоязычное название – Past Indicator, и уже первый сайт компании имел английскую версию. Причина заключалась в том, что на Западе на момент старта проекта уже существовал рынок похожих часов. Кроме того, на территории бывшего СССР сохранились большие запасы ключевого компонента – индикаторных ламп. Это позволяло экономить на комплектующих.

Помогла и девальвация рубля в конце 2014 г.: стоимость часов Past Indicator в долларовом эквиваленте снизилась примерно в два раза. В результате на середину 2017 г. зарубежные покупатели обеспечивали около 70% выручки бизнеса.
Кроме того, бросается в глаза, что проект Вадима Антонова – ярко выраженный «молодежный» бизнес, в том смысле, что бизнес этот – детище человека, для которого соцсети и SMM-технологии – родная стихия. Для продвижения продукта с самого раннего этапа применялась не только таргетированная реклама в соцсетях, но и ряд интернет-аукционов (среди которых и общеизвестные eBay и Amazon, и специализированные аукционы по продаже винтажных изделий). Удалось наладить отношения с западными ютуб-блогерами, в том числе – и с миллионники: Вадим Антонов рассылал им образцы часов, и часть соглашалась снять об интересном изделии ролики для своих каналов.

Базовая цена часов Past Indicator находится в диапазоне 23 – 46 тыс. руб., при этом по акции иногда можно приобрести часы и за 7 тыс. В качестве необычного подарка они вполне доступны людям со средним уровнем достатка. У компании появились и корпоративные заказчики – структуры «Газпрома», Пенсионный фонд электроэнергетики, «Текстильные фантазии» (компания по торговле тканями) и «Клаустрофобия» (организация квестов).
На продвижение продукции в интернете и обслуживание сайта Вадим Антонов ежемесячно тратит свыше 300 тыс. руб.

Инвестиции

Past Indicator – достаточно редкий пример стартапа, раскрученного в кратчайшие сроки и без привлечения сторонних финансовых ресурсов. Разработка и изготовление первой партии часов обошлись Вадиму Антонову в 200 тыс. руб. В 2012 г. бизнес проходил тестовый период, Вадим частично финансировал проект из собственной зарплаты. В 2013 г. удалось выйти на уровень выручки в 150 тыс. руб. в месяц, и бизнес стал окупать себя. Прибыль реинвестировалась в закупку ламп и продвижение.
С 2014 г. Past Indicator приносит учредителю устойчивую прибыль.

Персонал и партнеры

Постоянных сотрудников у Вадима всего пятеро – это работники мастерской по изготовлению механизмов и сотрудник склада, занимающийся упаковкой товара. Широко используется аутсорсинг. Корпуса часов (важнейший декоративный элемент) изготавливает в собственной мастерской мастер П. В. Поздняков. Дизайном занимается петербургский художник Ярослав Мисонжников: в сотрудничестве с мастером Александром Бахаревым он создал для Past Indicator топовую модель коллекции компании – часы «Сатурн-5» с мраморным корпусом.

Продвижение продукции было бы невозможно не только без доброжелательного внимания блогосферы, но и без партнерских отношений с организаторами технических выставок и фестивалей. Среди них нельзя не назвать знаменитый Geek Picnic.
Продолжит ли компания существовать в таком компактном формате или штат ее существенно вырастет – зависит от рынка. Если продажи удастся увеличить вдвое по сравнению с нынешним объемом, Вадим Антонов планирует создать собственное производство индикаторных ламп. На это, по его расчетам, нужно будет порядка 10 млн. руб. Сейчас такие лампы в промышленном объеме никто не производит, а оставшиеся с 70 – 80-х гг. прошлого века запасы рано или поздно исчерпаются.

Некоторые выводы

Предприятия Константина Чайкина и Вадима Антонова, как полноценный бизнес, появились примерно в одно и то же время, имеют сейчас практически одинаковую выручку и очень близкое количество сотрудников. Продукция хотя и различна, но тоже относительно близка – часы «не для всех». В то же время во многих отношениях они представляют собой настоящих антиподов.
Мануфактура Константина Чайкина выглядит несравненно импозантнее, чем сравнительно скромный бизнес Past Indicator: отдельный особняк, дорогие станки и красиво отделанные офисы, близость к ювелирной тусовке, неминуемо соприкасающейся со светской жизнью. Но с точки зрения мелкого инвестора и тем более начинающего предпринимателя проект Вадима Антонова несравненно привлекательнее. Он дает образец создания рентабельного бизнеса с минимальными вложениями, быстрым выходом на окупаемость и ориентацией на использование современных методов продвижения товара на рынок. Пойдя по пути Константина Чайкина без опоры на сильного и лояльного партнера, начинающий предприниматель неминуемо обречет себя на провал. Такое предприятие невозможно создать с помощью банковского кредита. Даже сейчас, если инвесторы из «Ники» решат форсированно вернуть вложенные средства – мануфактура Чайкина в кратчайшие сроки станет банкротом.

Но у пути Константина Чайкина есть свои, в высшей степени весомые плюсы. Если весь проект Past Indicator представляет собой удачное обыгрывание всего одной идеи, пусть и интересной, за Чайкиным стоит огромный пул патентов и репутация одного из лучших в мире часовщиков. Нет ничего удивительного, что именно его мастерская привлекла внимание крупного инвестора: солидная нематериальная база у Константина имелась уже в 2010 г. Вполне возможно, что какие-то из его наработок уже нашли или найдут применение в крупномасштабном промышленном производстве часового завода «Ника». С позиции инвестора существование его мануфактуры может быть оправданно уже одним этим.
У каждого нестандартного бизнес-проекта свой путь, и каждый из них уместен на своем, особом месте.

Автор статьи:
Время нишевых проектов: два производства уникальных часовМаксим Миллер - о авторе.
Бизнесмен, инвестор, финансовый консультант
http://facebook.com/maksim.a.miller
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: